Сочиняю: Ночной заплыв...

Виталий Кондратьев
15 января, 2012 - 16:30

«Слушай, там места просто волшебные! Не надо югов, чтобы отдохнуть на всю катушку. – Николай шлепнул  меня своей ручищей по плечу. – На юга  прицепятся жёнки, а сюда в жизнь не поедут! Вадика уговорим, у него для рыбалки все, что хочешь, есть, так что уха за ним! Всего- то на недельку, а!»
Я чуть не упал от такого легкого дружеского хлопка. 
У него это уже вошло в привычку, как бы любя, хлопать всех  при разговоре.
«Коль, полегче можешь, ты  же мне все косточки переломаешь,  один поедешь на рыбалку! - Человеку  применить силу некуда, лошадей ему подковывать, а не с друзьями разговаривать.- Как только ты с женой общаешься? 
Наверное, она после  твоих разговорчиков с синяками ходит?»  
Николай заулыбался и, шутливо прицелился в плечо, но, видимо, пожалел меня, добивать не стал. 
Да уж! 
Если поставить  его жену рядом с ним, то диву даешься. Впечатление такое, как - будто  великан рядом с Дюймовочкой.  
Если прикинуть,   она целиком, наверное, поместится на его огромной ладони. 
Странно, какая неведомая сила их соединила  друг с другом в жизни? И живут ведь, душа в душу, она, видимо, таким талантом обладает, что Николай от неё ни на шаг. Может это как раз и называется любовью? 
Но и он отважился на тайм-аут от семейной жизни.  
Я третий из неразлучной троицы, зовут меня Костей, так что рад представиться!  
А что, может взять и поехать, моя половинка  скажет, что в тишь да глушь только черти едут.   
А она лучше дома побудет, тоже, как  в отпуске  отдохнет  от меня.  Вадику проще! 
Он после первого неудачного брака  встречает и  уже через короткое время  провожает своих пассий.  
Говорит, что  не оставляет их на ночь принципиально, а то они ничем не будут отличаться от жен. 
А так они все время  и веселенькие и ласковые, и стараются  успеть насладиться впрок. 
Получается, мы с Вадиком практически уже  в отпуске, а вот Николай пусть попробует уговорить свою Дюймовочку отпустить его из-под  её надзора! Если отпустит, тогда живем! 
С Николаем легко и просто куда-то ехать или идти на любое расстояние. Он надежен, как танк,  рядом с ним даже мысль не приходит, что кого-то можно бояться, и кто-то нас заденет или даже оскорбит. 
Договорились, что он нам вечером позвонит и скажет, отпустят его с нами на волю вольную, да в глушь дремучую, или оставят при себе для пущей надежности.

Часов в девять вечера раздался звонок, и радостный голос Николая обрадовал  меня – «Всё, малышку уговорил, Вадику сообщил, в четыре утра на станции встречаемся, как договаривались, пока!» 
Пока, пока, надо заводить будильник, да идти ложиться спать. 
Одежда готова, рюкзак тоже,  кажется, ничего не забыл. 
Пожелал жене спокойной ночи, она ответила, что пойдет спать минут через тридцать,  кое- какие дела надо закончить.

Разбудила  утром меня она,  звонка будильника я, как всегда,  не услышал.
Поприветствовав, подошла электричка и, как рассерженная змея, зашипела, раскрывая двери. 
Николай, раскинув ручищи, трамбовал полусонных пассажиров так, что они только кряхтели и ойкали,  но перечить не осмеливались.   
Под его прикрытием  мы сумели найти укромный уголок в тамбуре. Сбросили огромные рюкзаки на пол, сели на них и с этими удобствами тронулись в долгожданное путешествие. 
Николай,  в необычном для него возбуждении, спешил рассказать нам об этих чудесных местах. 
Года четыре назад он там отдыхал один в палатке прямо на берегу красивого озера, с не менее красивым названием Глубокое. 
На машинах туда подъезда не было, надо было идти от станции  четыре километра пешком по узенькой тропинке среди густого хвойного леса. Коля  рассказывал  и закатывал глаза вверх, показывая этим, как много ягод, грибов в  лесу, а уж вода, словно на Байкале, можно спокойно пить! 
Под его трепотню я сладко добирал остатки сна, прерванного женой и будильником.   
Очухался я оттого, что чуть не упал с рюкзака   от ласкового прикосновения  нашего товарища- великана к  моему бедному плечу. 
«Приехали, дружище! –  я от повторного похлопывания  успел  уклониться,  а Николай уже стоял с рюкзаком около двери. – Ребята, двигать за мной и не отставать!» 
На этой глухой платформе электричка разродилась только тремя пассажирами, свистнув им на прощание,  изогнулась и исчезла за поворотом. 
Эти три пассажира, поправив рюкзаки и почесав затылки, тронулись по тропке к лесу. 
Один из трех, больше похожий на муравья, которого мотало из стороны в сторону от тяжести поклажи, шел и думал - «Придурок, что ж я набрал столько всего, ведь четыре километра тащиться, точно распластаюсь на полдороге!  Как будто вокруг земного шара собрались путешествовать!»   Я только сейчас понял, что мы с Вадиком промашку дали большую по поводу сборов на отдых. Набрали, так набрали! И куда это в момент сборов деваются мозги, в какое  такое другое место они перетекают? После такого путешествия нам надо ехать прямо в санаторий поправлять свое здоровье, если живыми доползем до места назначения, и если Колян нас по дороге не бросит. 
Ишь, как двигает, он шаг, мы три с половинкой и уже  спотыкаемся.

Наконец,  дошли до леса. 
Наш  Сусанин крутил головой минут десять, прежде чем разродился на пару ласковых.  
Услышав их, мы только молча переглянулись и не рискнули переспрашивать. 
Но он сам расшифровал свои ласковые – «Чего-то заросло всё, как в джунглях Амазонки, хоть мачете бери и прорубайся, озеро что - ли пересохло или никто не приезжает на отдых?» 
 Конечно, это наш  вариант расшифровки.  
Получился он приблизительный, с дипломатическим уклоном и намного длиннее, чем  его оригинал.  
Ну, мы то с Вадиком сбоку припёку, это он нас соблазнил своим озером, что ж нам назад ехать  всем на посмешище, порыбачили, называется!  Нет, что вы!  
Подумали это мы в мыслях, что мы с Вадиком полные идиоты, чтобы такое сказануть вслух именно сейчас под руку, проблем не оберешься.  
Мы помалкивали и дали ему полную свободу выражаться так, как ему хочется  и всё решать за нас. 
«Не отставать!» – Коля махнул рукой в сторону леса и пошел  по заросшей тропинке. Да мы и не отстаем, ты сам шибко не спеши! Пошире просеку делай, бульдозер ты наш! 
Хорошо мысленно разговаривать с Николаем, такие вещи на ум приходят, хоть записывай, а потом читай, как мемуары! И безопасно, кстати, не зашибет ненароком, если не так поймет вопрос!  
Через полчаса Вадик первый бросил свой груз, матерясь себе под нос, и уселся  на траву. Я рухнул рядом, не снимая поклажи и выругался немного погромче и  позабористей, чтобы услышал Николай и не упер без нас в свою чащобу.  Но тот без комментариев принял наше неповиновение и присел на корточки, все о чем-то размышляя  и осматриваясь вокруг. Что он, заплутал в трех соснах, что ли? 
Я даже начал  сам припоминать, как в случае чего определиться со сторонами света, если вдруг забуримся к черту на кулички. 
Тьфу- тьфу- тьфу! Не называй его  по имени и стука  копыт не услышишь! И не надо падать в обморок раньше времени, прошли всего километра два и никуда с тропинки не сворачивали. Тут и ребенок выберется, не изучая географию. Чего же тогда думать с таким видом, как он?
«Колян, а как ты один не боялся отдыхать в этой глухомани? – мне просто интересно стало, чего туда было тащиться столько верст, ближе что  ли озёр нету.
«А я не один был на этом озере, чего бояться то! – Коля немного оторвался от своих дум. – Там целый палаточный лагерь стоял рядом,  были одни девчата из Москвы,   занимались тренировками по плаванию,  и  два тренера с ними » 
Вадик навострил уши – «Так, так, ты, значит, не скучал, как я посмотрю? Целый лагерь под боком и одни амазонки, жена- то не одна из  них?» 
Николай показал кулак, по-моему, чуть больше Вадиковой головы на тонкой шее – «Попробуй завести этот разговор при моей, забью в землю по самые,  самые  я…а,  то есть, уши! Понял? А потом, я не женатый был тогда » 
Вадику оставалось кивнуть головой, пока она еще оставалась целой.  Он  молча показал, что отдаст свой зуб на растерзание дантисту, а тайна останется тайной. Зуб не так уж и жалко, чем то, на что намекал Коля. Оказывается, побаивался дружок- великан своей малютки, докажи, что в этот раз мы отдыхать поехали не к этим самым амазонкам, а сами по себе! 
Насчет своей половинки я вообще спокоен.  
Если ей рассказать, что я отдыхал в обнимку с десятком мурлышек, она  рассмеется и скажет, что это  просто прикол. И добавит, что я ей предложение сделал после стольких лет ухаживаний, что на следующее предложение или ухаживание за кем-то ещё мне просто не хватит  решительности и  оставшейся жизни. 
Ну, это она еще не видела амазонок рядом со мной, а то бы самоуверенности у неё поубавилось бы сразу! 
А, может быть, она права, как-то не хочется нарушать размеренный и налаженный ход своей жизни и ввязываться в рискованные  для устоявшегося  семейного  уклада  приключения.

«Проснулись, вперед!» - Коле  только боцманом служить на буксире, аж вздрагиваешь от такого голоса. Он уже двинулся ломать кусты, а нам еще надо подняться вместе с рюкзаками на ноги. 
Если еще куда-нибудь, когда-нибудь поеду отдыхать, возьму малюсенький,  ну совсем крохотный рюкзачок.  Вставлю травинку в зубы и буду идти, как по бульвару,  вразвалочку и не спеша, поплевывая по сторонам!  
Всё, без паники! Ничего, осилим!  Надо осилить, чуть- чуть остается до места, тогда и отдохнем! 
Вадик тоже пыхтит, но тащит, конечно это ему не с девками в постели кувыркаться налегке, поклажа потяжелей будет, чем самая пухленькая из красоток.  
Ничего, рыбки отъедимся, фосфору добавим в свои организмы, подзагорим, помолодеем душой и телом, будет, что вспомнить! 
Так, если судить по времени, мы должны уже быть где-то рядом с озером.  Да и Коля прибавил шагу, только кусты и деревца трещат, словно медведь-шатун шпарит через чащу! После него можно просто класть асфальт и  делать платную дорогу к местным достопримечательностям.  
А я сидел бы в офисе около озера и собирал денежки с отдыхающих,  раздавая билетики. Коля продолжал бы облагораживать набережную, у него вон как получается, укатывал бы асфальт ручным катком.  Да и затраты небольшие  для этого в денежном эквиваленте, они бы мигом окупились. А Вадику досталась бы самая приятная обязанность, принимать и расселять гостей нашего маленького уголка природы, у кого подлиннее ножки, того поближе к  нашему офису, чтобы все время были в поле зрения! 
Ладно, после отдыха соберемся втроем за бутылочкой, обмозгуем эту идею. 
Ага, вот и вода, кажется, поблескивает сквозь листву!  
Точно, даже поляночка есть, палаточку  можно поставить…
«Орлы, прибыли, сейчас разгружаемся,  если в туалет кто, во-он там яма. - Коля  не дает времени на размышления, только команды сыплются, успевай шевелить ушами. – Умоемся, поесть сварганим наскоро, потом палатку ставить, дровишки готовить, так что расправили крылышки и вперед!»
Мы что, на переподготовку на  армейские сборы приехали или отдыхать? А ведь  ничего не скажешь вслух, попробуй!
Надо ему как-нибудь для прикола генеральские штаны с лампасами подарить на день рождения.  
Из армии пришел рядовым, а  где-то  так научился командовать, наверное, в карауле на посту ночью разучивал,  запоминал и голос отрабатывал.
Посбрасывали поклажу, наведались к указанной яме, пошли умываться к озеру. 
Коля прав, озеро обалденное! Изогнулось подковой и уходит куда-то за лесок правее, так и манит. – « Иди- иди, посмотри, дальше еще лучше и интереснее!»
Смолистый, настоявшийся на хвойном аромате, воздух реально можно мазать на хлеб и запивать кристальной водичкой. 
У дна, покрытого мелкой травкой и водорослями резвятся безмятежно мальки под присмотром рыбок покрупнее. Чуть слышно, шелестят  и в задумчивости покачивают головками заросли камыша вдоль берега.
А под их шепоток о чем-то тихо пересвистываются птахи, да где-то вдалеке кукушка упорно подсчитывает и пересчитывает вслух  свои доходы и  расходы.

«Мужики, давайте сюда! Хоть перекусим, а то желудки подвело, потом полюбуемся красотами! – Николай со своей комплекцией больше всех нуждался в пополнении энергии, да и мы не меньше  его после такой прогулки. 
У меня, вообще-то, желудок уже приклеился к позвонкам и еле- еле трепыхался, поэтому я  мигом забыл о природе и помчался к рюкзакам. Вадик все равно меня опередил и уже что-то жует втихомолку – «Да это я корочку хлебную отковырнул, всего- то!»
Знаем, корочку он отковырнул, от корочки так глаза не вытаращивают, когда жуют. Наверное, полкило докторской закинул, а прожевать силенок мало! 
Я ему  и говорю – «Вадик, сейчас Коля увидит, что без команды приступили к обеду, похлопает укоризненно по плечику, всё так ниже и проскочит  и выскочит не перевариваясь»
Вадик крутанул головой  по сторонам и мигом проглотил то, с чем не мог долго справиться. 
Успел. 
Подошел Николай, волоча за собой огромный ствол сухой березы, бросил рядом  и уставился на нас.  «Чего притихли, сынки? – И вопросительно посмотрел на нас. – Давайте в темпе вальса собирайте самобранку, да  и по граммулечке можно!»
Ну, это мы мигом, это по-нашему.  
Раз боцман разрешил, матросы рвут тельняшки!
Никогда водочка не была такой вкусной, да после стольких трудов, она  так ласково и тихо  протекала, журча, по всем закоулочкам,  что хотелось просто мурлыкать от счастья, даже говорить ничего не надо было! 
Николай  закатил глаза от удовольствия.   Вадик даже приоткрыл рот от удивления,  видимо, захотел  спросить, сможет ли тот после возвратить свои глаза на прежнюю орбиту, но вовремя одумался задавать  вопросы. В такие минуты общения наши души находятся на самом верху блаженства, и не надо ни о чем спрашивать, и так без слов все ясно. 
Поели, отдохнули, полежали на травке,  но надо благоустраивать житье-бытье, за нас  это никто не сделает. Дела  после употребления граммулек  пошли просто прекрасно, работа спорилась, и к семи вечера наш лагерь уже украшал вымпел с нарисованным якорем, который мы пристроили на высокий шест. 
Вадик предложил вечернее купание, потом посидеть у костра и попить пивка. 
Замечательное предложение! Он просто читает наши мысли!  
Мы с Николаем одобрительно похлопали его по плечу по очереди, выражая ему благодарность за хорошую идею. 
А что, мне даже понравилось благодарить, силенок только маловато, по сравнению с Колиными возможностями. Вадик даже завопил, наверное, от радости, что мы это так оценили. 
Для костра было все готово, пиво охлаждалось в воде, и мы, визжа от удовольствия, попрыгали в прохладную водичку озера. 
Николай расшалился в воде так, что камыш  наклонялся почти горизонтально, чуть не окуная свои головки в воду, да и меня с Вадиком поднимало и опускало на волнах, как при шторме. Буксир, да и только!  Ну, просто  торпеда!   
Как загребет своими лопастями передними, да  как поддаст задними, шум стоит, будто “Титаник” мимо нас  движется, а мы как шлюпки вокруг него снуем и чуть не опрокидываемся.

Уже в потемках выбрались на берег и пошли к костру, плеснули из пузырька бензинчика и подожгли. 
Какая благодать, просто ангелы в душе крылышками зашелестели! Три аборигена с мокрыми волосами, стоящими дыбом, присосались к бутылкам с пивом и только стонали от блаженства и удовольствия, сидя у костра. Ну, что еще человеку надо? 
Наверное,  вот этого, как раз, и надо, да почаще!
«Завтра я пойду, похожу вокруг, может опять какой лагерь поблизости есть. - Вадик снова  в своем репертуаре,  потянуло на подвиги. – Коля,  а тот в какой стороне был, когда ты здесь отдыхал?» 
Коля показал, в какой стороне – « Чуть пройдешь, метров сто пятьдесят, так же полянку увидишь, там и стояли палатки.  Ребята, давайте заканчивать посиделки, пойдем спать лучше, весь день завтра наш»  Да и мы раззевались, аж скулы трещат, вода и лес здорово убаюкивают! 
Я только успел положить голову на рюкзак вместо подушки, как сразу провалился в безмятежный сон и уже засыпая окончательно, услышал тихий- тихий, как -будто издалека,  почти на пределе слуха,  таинственный и волнующий  женский голос.

Утром долго соображал, приснился мне этот голос или кроме нас на озере был еще кто-то. 
Спросил  у Николая, он сказал, что тоже чего-то слышал, но это какая- то птица, наверное. 
Ну, и не будем ломать голову, Вадик и так все проверит, если есть недалеко девчата, он найдет их обязательно, даже если они от него попрячутся. 
Стрелка его компаса еще ни разу не ошиблась в выборе направления, не знаю, как дальше будет,  но пока без проблем, жалоб от девушек не поступало. 
Ты смотри, я  с Николаем уже  давно обсуждаю разные  дела, а Вадик дрыхнет еще, а ведь обещал пойти на разведку. Да с таким разведчиком нас повязали бы тепленькими,  как пить дать, а он все бы храпака давал. 
Отсыпается от своих амурных приключений, набирается  сил для новых. Я тихо сказал Николаю, как сладко причмокивает во сне Вадик, видимо, целует во сне  амазонок палаточного лагеря по очереди. 
Тот заулыбался, попросил шепотом, чтобы я его не будил, а сам вышел из палатки. Через минуты две он вернулся,  держа что-то в своих огромных ладонях, и подошел к Вадику. Тот от чего-то пыхтел во сне и  посапывал. 
Осторожно приподняв одеяло,  Коля сунул под него двух огромных жаб и довольный вернулся на свое место. Интересно! После сладкого сна  с виртуальными амазонками Вадик проснется в окружении двух  натуральных царевен- лягушек. 
Мы тихо вышли из палатки и пошли к кромке берега, где срубили  и установили маленькую лавочку в метре от воды. Только расположились поудобнее, как услышали дикий вопль и  наша  бедная палатка  заходила ходуном.  
Внутри все гремело и падало, хотя падать и греметь вроде бы нечему, кроме самого Вадика конечно.  Кстати, громыхал  долго, потом, наверное,  сообразив, где выход,  пулей выскочил из палатки и помчался к нам. Мы сидели и помирали от смеха.
«М-му-жики! Там такая  змеища  сидела, прямо перед носом! – Вадик испуганно озирался  и поправлял сползающие спортивные штаны. – Как она меня не цапнула, там такая харя, как у анаконды, не обхватишь!» Николай недоверчиво покачал головой.  
Потом, приглядевшись, показал на штаны и сказал с серьезным видом  недоумевающему Вадику – «А вон еще одна, поменьше, в правой штанине, только ты не бойся, она, может, не ядовитая »
  Вадик оттянул резинку, опустил глаза вниз и понял, что Николай говорит правду, а не разыгрывает его. Пригляделся пристальней и, завопив еще громче, чем до этого, пулей полетел к воде. Самое интересное, что штаны каким-то образом остались на месте, а не последовали вместе с хозяином. Ничего себе, а только что болтались на нём!  
Вадик уже торчал по ушки  в воде, когда я подошел к штанам и вытряхнул оттуда  вторую жабу. Страдалец издали щурился, пытаясь разглядеть, что за напасть его преследует.
«Вадим, вылазь, анаконды охотятся чаще всего, как раз в воде, а это обычная жаба » - Мне стало жалко своего друга, спросонок он на самом деле испугался, и мы решили не говорить, что это была наша шутка. Ничего,  зато сон прошел сразу,  ванну с утра принял, забег на спринтерскую дистанцию выполнил, теперь пусть ищет спортсменок, если они есть где-то поблизости.  За работу! 
Напуганный Вадик выбрал хороший дрын, чтобы отбиваться от змей, если они попадутся по дороге, и ушел в разведку. 
Я занялся поиском и перетаскиванием дровишек для костра. 
Николай  ножовкой пилил и  таскал небольшие стволы упавших деревьев.  Потом  занялся изготовлением деревянной мебели  для нашего лагеря, городил навесы из жердей над столом, из того же самого материала делал скамейки. С его- то силой!  Глядя со стороны, можно подумать, что все это он лепит из пластилина, так легко и просто у него получалось. Вообще-то, шикарно все выходило и получалось, чем не лесной мотель для пеших скитальцев? Я же сказал, что с нашим медведем- шатуном будем, как у Христа за пазухой! 
А если еще Вадик наловит рыбки, да сварганим уху, а там накатим водочки, да прижмемся к плененным амазонкам, эх! Можно и не на недельку задержаться в этих райских кущах!
«Молодчина! Дров на весь отдых хватит! - Неожиданно, как  и всегда,  Коля вторгся в мои размышления. – Хорошо сегодня размялись, пошли, отдохнем, посидим около воды»
Отдохнуть сам бог велел! Одна из лучших и долгожданных команд в армейской походной жизни, я  то думал, что он её как раз забыл выучить, стоя на посту.
«Коль, расскажи, как ты со спортсменками отдыхал? – Мне было интересно, клюнула какая-нибудь пловчиха на такого гиганта, как наш друг или не рискнула. – Успел за неделю кого-нибудь охмурить? Ты никогда и не рассказывал об этом!»
«Сейчас тебе расскажи, потом ты похвастаешься Вадику, ему надо рассказывать  с самого начала. Как- нибудь вечером около костра расскажу, что было, хорошо?» 
Я потер от радости ладони, еще бы, мне всегда интересно слушать разные истории, особенно про любовь, о чем мечтаешь, того и не хватает больше всего в жизни.  
А о Колиных приключениях слышать интереснее вдвойне, как раз он  вдвое  больше нас с Вадиком  и по весу и габаритам, просто ин-те-е-ре-сно! Вечером послушаем, раз обещал.

Через час вернулся Вадик и с ходу затараторил, как бензопила – «Ребята, красотища -то какая! Все озеро и не обойдешь, я только до поворота дошел, никого не видать, наверное, давно никто сюда не показывался. Там около бывшего лагеря полуразваленная лодка лежит, наполовину в воде. Ремонтировать бесполезно. А вот  девочек, по всей видимости, не будет, и отдыхать будем, как в мужском монастыре, одни...»
«Вадим, отдохнешь от своих девочек, целее будешь, бери удочки и, чтобы обещанная рыбка была к вечеру, а не то мы с Костиком тебя самого на крючок зацепим » - И Коля показал, как будет продевать крючок в Вадикову отвисшую губу. 
Вадик по- армейски отдал честь нашему генералу в шортах и помчался за снастями. 
Николай не увлекался рыбной ловлей, а рыбку любил, даже очень! Я тоже относился к ловле равнодушно, меня тянуло просто в сон от этого для меня скучного занятия, меня убаюкивал  сам поплавок, но и я был не прочь полакомиться. А Вадик любил рыбалку не меньше женщин, может, даже больше чем их, за что они часто обижались на него. Но, какой- то золотой середины ему удавалось придерживаться, так что и волки целы и овцы сыты. Что-то я путаюсь в пословицах, по- моему, наоборот, и волки сыты и овцы. А кто же их тогда всех накормил? Нет, все же, лучше так, и женщины под бочком и рыбка скворчит на сковородке. Во как! Чем не Шекспир?
Не прошло и десяти минут, а Вадик от возбуждения уже пищал так, как  будто сам висел на крючке. И как только рыба ловилась при таком крике, или он разорялся от радости на такой частоте, что рыба сама шла на самоубийство, не выдерживая  психическую атаку нашего рыболова- кормильца. Пришлось нам с Николаем тоже форсировать приготовления к приему улова, раз у Вадика пошла такая масть. 
В нашей компашке Николай был спецом по части приготовления ухи и разных деликатесов из рыбы. Здесь с ним никто не мог соревноваться,  в кулинарном поединке он обставит любого повара.
Вадик уже показал свое умение, гордо неся сетку с почти килограммовыми экземплярами.
«Господин шеф-повар, будьте любезны постараться ублажить наш коллектив отменной ухой и поскорей, пожалуйста! – С надменным видом  рыболов протянул рыбу Николаю, который опешил от такого нахальства. 
Вадик умудрился, пользуясь временным замешательством  повара, похлопать снисходительно того по плечу, скопировав все повадки Николая. Тот схватил поварешку и двинулся на обидчика, Вадиму пришлось срочно ретироваться,  но  сбежал он  все же с видом победителя. 

Солнце зашло за макушки елей и сосен, устав наблюдать за нами,  и отправилось за горизонт знакомиться с другими странами и народами. Ловя носами  ароматнейший  запах ухи, мы с Вадиком проглотили уже не один литр слюны, еще бы немного, и мы пошли бы на штурм  и повязали бы  нашего повара за такие мучения. Но он, чувствуя, что мы сходим с ума от звериного аппетита  и можем  его даже покусать при этом, загремел ложкой по тарелке, изображая корабельный гонг и призывая к столу. Трезвон еще не закончился, а мы уже протягивали ему под нос свои большие миски. 

Ничего не буду рассказывать, сколько и  как мы ели! Мы просто в итоге отвалились, как насосавшиеся клопы, и не могли ни вздохнуть, ни охнуть. 
Потрескивали дрова в костре, вилась облачками мошкара, свежий ветерок с озера тихо шевелил камыш, на лунной дорожке расходились круги от кормящейся рыбы, а яркие звезды на ночном небе  одобрительно подмаргивали нам. Даже круглая луна, свесившись с небосклона, неотрывно и с любопытным выражением лица наблюдала за странной троицей. 
А мы лежали и кряхтели, Никола пыхтел как паровоз, утирая обильный пот.  
Еще бы, большая часть котла булькала у него в желудке, ища свободное пространство. Хорошо, что еще водочка  смогла забраться повыше ухи и приятно кружила голову.
Понемногу стали приходить в себя, уху есть уже не хотелось, а вот со спиртными напитками еще можно  было побаловаться. Я напомнил  Николаю, что он обещал нам что-то рассказать. Вадик сразу оживился  и подкатился к рассказчику поближе. Ну, как же, это его самая любимая тема! Пусть трещит по швам, но хлебом  не корми, дай послушать о чужих похождениях…
Начинаем слушать…

…Я пошел посмотреть тренировочные соревнования спортсменок на озере.  Гостей было не больше десятка, это туристы разных мастей, пешие и на велосипедах.
Из поплавков сделали коридоры для плавания, и недалеко от берега курсировала лодка судей соревнований вместе со спасателем. 
Лодку арендовал им местный егерь, у которого стояла на берегу озера маленькая бревенчатая сторожка. 
Девчата стартовали по сигналу  пистолета, тройка прыгала с бревенчатого настила на берегу  и плыла до другого конца дорожек у линии поплавков красного цвета. Один тренер лихорадочно бегал с мегафоном в руках по берегу, но, впопыхах не нажимал кнопку, и разорялся, крича чуть ли не громче  самого мегафона. 
Второй инструктировал готовящихся к старту девчат, хлопал их по попкам и чего- то нашептывал на ушко.  
«Кобелина несчастная, соревнования идут, а он туда же!»  - Это Вадик с возмущением перебил рассказ Николая. 
Я показал ему кулак, потом скажу ему, что он с этим тренером два сапога пара и пусть  не перебивает рассказ.
Николай не заметил реплику Вадика и продолжал…

…Я сидел рядом со стартом и наблюдал, как девчата готовились и выходили после  объявления предыдущих результатов стартовавших до них, на позицию прыжка. У всех были тренированные развитые фигуры,  практически, все чуть выше среднего роста.
Только одна была настолько мала по сравнению со всеми, что я даже подумал,  это не спортсменка, а какая-нибудь ассистентка. Но, когда она встала рядом с двумя стартующими, я понял, что ошибся, она, оказывается, тоже пловчиха. Это было такое несоответствие её роста с другими рослыми подругами,  что мне стало интересно  наблюдать  за ней! И что вы думаете? Она моментально вырвалась вперед и как колибри, мелькая ручками, просто рассекала воду и мчалась к финишу. Сопротивления для воды она, наверное, никакого не представляла и летела чуть ли не по воздуху. И надо же, пришла первой, я даже сразу заревновал её к тренеру, который трепал  и похлопывал от радости эту симпатичную малявочку. 
Если честно, я  сразу  влюбился в неё, но не из-за победы, а что-то было в ней такое,  какое – то волшебство что ли.  И фигурка идеальная для её роста, вся такая изящненькая, как статуэтка балерины, что продавали раньше в магазинчиках. 
С того момента я больше ни на кого не смотрел, только следил за ней. Все остальные вокруг перестали для меня существовать. 
Вечером в своей палатке, ложась спать, я все думал о ней, как подойти и познакомиться, но ни одна стоящая мысль не приходила в голову. Позже, я сравнил свой рост с её ростом, и впервые пожалел, что я таким родился. Даже девушки нормального роста и то, видя меня  и знакомясь со мной, через какое –то время пропадали с моего горизонта, как бы случайно. 
На следующий день я не мог дождаться, когда они выспятся и появятся около палаток. Все маячил и похаживал вблизи  городка,  умолял всех своих святых и ангелов- хранителей, чтобы они помогли мне познакомиться. 
Наверное, они услышали мою просьбу, так как  раздался девчачий визг и из палаток выскочили  и помчались купаться практически все девушки вместе с моим  объектом воздыханий. С разбегу попрыгали в воду рядом с местом соревнований, и озеро сразу же  вспенилось и забурлило, а в ушах  заложило, как в самолете. Даже в этой пене и круговерти я смог наблюдать за этой  малышкой, которая и ныряла и плавала, как небольшой  дельфин, без всяких брызг и шума рассекая воду. 
Подошел тренер и прокричал, что сегодня подведение итогов соревнований вечером у костра,  будет разбор всех полетов и ошибок. А сейчас, чтобы не потеряли форму, заплыв на скорость до последнего буйка и назад, сигнал-свиток. 
Раздался свисток, и что тут началось! 
Пены было столько, как-будто работали  десятки мощных винтов океанских лайнеров. Рыба вся, наверное, умчалась с перепугу к противоположному берегу озера, бедный камыш совсем распластался горизонтально, не в силах  вынести такие приливы и отливы. 
Когда бурлящая волна развернулась к берегу, впереди мелькали ручки маленького дельфинчика, который катился на самом гребне этой волны, опережая всех почти на величину своего роста. Тренер скакал как мальчишка, радостно потирая руки, я так понял, малышка была самой способной  его ученицей, а может и олимпийской надеждой. 
Знаете, ребята, здесь как раз и произошло наше знакомство! 
Она немного отдышалась, стоя в воде, потом полезла через траву на берег и вдруг громко закричала от боли. Тренер услышав, подбежал к берегу, что-то спросил, стал протягивать руку, чтобы вытащить её из воды. Никак не мог достать, тянулся, тянулся и сам свалился с мокрого берега в воду. Меня как подбросило изнутри, я прыгнул в одежде в воду и подхватил девушку на руки, быстро забрался на берег и тогда только увидел, что вся  её нога в крови. 
Прибежавшая  на крик медсестра в белом халате сразу сказала, чтобы я нес её в дальнюю палатку, надо посмотреть, что с ногой. 
Я нес  этого дельфинчика на вытянутых руках, как хрустальную вазу и не мог оторваться от зеленых глаз, которые сквозь слезы с благодарностью смотрели на меня. Сзади мельтешил перепуганный тренер, забегая то вперед, то, отставая, чтобы вытряхнуть из ушей воду.
Слава богу, рана оказалась не такая уж серьезная, осколок разбитой бутылки разрезал подошву ступни и торчал, как укор каким-то идиотам, бросающих  разбитые бутылки в воду. Положил девушку на кушетку, куда показала медсестра.  Меня попросили выйти, чтобы не мешал. Она схватила меня за руку и спросила, как меня зовут. Я назвал свое имя, а она прошептала свое и  поблагодарила меня за помощь. Вот так я  и познакомился  с Вероникой…

Тут Вадим зашипел и приложил палец к губам «Тихо! Там  то ли разговор, то ли плач чей – то, не могу понять» 
Мы затихли. 
Прислушивались до звона в ушах, но ничего не услышали, только булькало и шуршало что-то в камышах  рядом с нами. Вадик посмотрел на нас и сказал - «Ребята, я точно сейчас говорю, что был  и плеск,  и какой-то плач, ну,  как-будто ребенок плакал, и совсем рядом кстати. Я точно слышал, ну ни как не могу ошибиться! » 
Николай покачал головой – «Вряд ли, ты сам сказал, что никого близко нет.  Бульканье  может быть от метана, как на болоте, а плач, есть такая птица, кричит, словно плачет ребенок.  
Ну, вот, слушайте дальше »…

…На следующий день я  уже на правах спасателя отважился проведать Веронику и отправился в лагерь. Еще издали увидел, что она сидит на раскладном кресле около палатки и читает книгу. Перебинтованная нога покоилась на постаменте из пенька. Она, наверное, почувствовала мои мысли,  подняла голову и радостно замахала руками, зовя к себе. 
Когда я подошел к ней, она протянула крохотную ладошку и поздоровалась. Я ответил ей и осторожно пожал ей ручку. Она засмеялась, видя с какой опаской  я дотронулся до неё, поняла, что я боюсь покалечить её неосторожным движением.
Сколько мы с ней болтали  и о чем, я сейчас даже не помню, она попросила покатать её на лодке по озеру, сказала, что надоело сидеть на одном месте. Я взял её на руки, она обхватила шею руками и уткнулась носом прямо в ухо. 
Господи, я чуть не уронил её, споткнувшись на ровном месте, чувствуя, как она тихо сопит, словно ребенок у меня на руках и доверчиво прижимаясь ко мне. Я нес её и думал, только бы не поломать ей косточки, а то иду и теряю голову от  приливов нежности.  Мне  хотелось прижать посильнее и затормошить это беззащитное миниатюрное создание. 
Донес её до лодки и бережно посадил на сиденье, оттолкнул лодку от берега и запрыгнул сам, чуть  не опрокинув  эту посудину своим весом. Веронику все смешило, когда она наблюдала за мной. Смеялась она с удовольствием, это было по ней видно, ей искренне нравилось, что я боюсь принести ей  боль своими неосторожными движениями и так бережно обращаюсь с нею.
Я размахался веслами так, что брызги накрывали Веронику с головы до ног, она смеялась почти беспрерывно, словно колокольчик тренькал.  
Я не заметил, как  от радости, что доставляю ей столько удовольствия этой прогулкой, укатил вообще к черту на кулички, еле определился, где мы находимся, даже лагеря не было видно. 
Если судить по солнцу, мы катались уже часа три.  
До меня дошло, что я могу уморить её с голоду, еще ведь назад сколько плыть.
Решил прибавить ходу.  Лодка шла как теплоход и Вероника, свесившись с борта, рассекала воду руками, изредка брызгая на меня водой, чтобы я не перегрелся. 
Когда пристали к берегу, я взял её на руки и понес к палаткам, она тихо прижалась губами к моей щеке,  легонько поцеловала.  Потом шепнула, чтобы я не уходил,  она покормит меня сама, и добавила, чтобы я не стеснялся никого из девчат. 
В палатку набежали её подруги и загалдели, и закружились.   Все рассматривали меня и о чем-то перешептывались и смеялись.  Я же никого не видел, смотрел только на Веронику. Она чувствовала мой взгляд и  прекрасно видела, что я влип по самые уши.  И она  сама изучающе посматривала  на меня своими зелеными глазами. 
Девчата  стали приносить тарелки с едой, и Вероника принялась меня кормить.  Она подавала мне, а я только раскрывал рот и успевал прожевывать. Спохватившись, что съем  все припасы продовольствия, а Вероника останется голодной, я тоже стал кормить её. 
Так по очереди, смеясь, мы уговаривали друг друга попробовать вот это, а потом вот и того.  А дальше и  за папу, и за маму, и за девчат, которые хохотали, глядя на нас, и всё подносили и подносили угощения. 
Я вовремя остановился, понимая, что оставлю весь лагерь без продуктов.   Всех поблагодарил за обед, даже расхрабрился и поцеловал ручки  девчатам, начиная и заканчивая Вероникиной ладошкой. Кстати, за что и получил одобрение в виде аплодисментов  от всех присутствующих. Так весь день я  и пробыл с ней, разговаривая обо всем, что приходило в голову.  
Узнал, что она учится в Москве в институте культуры, живет в общежитии, а сама из Воронежа, там и родители. Я сказал, что у меня отпуск заканчивается через два дня. А у неё остается дня четыре после моего отъезда, и они уедут в Москву учиться дальше.   
А через месяц  их отправляют на спартакиаду. 
Обменялись номерами сотовых телефонов и пообещали друг другу звонить и не терять связь. Потом я уговорил её погулять со мной вечером около озера, подышать воздухом и поболтать. 
Честно скажу, что уже не представлял себе, как могу какое-то время быть без Вероники. Пообещав, что приду за ней вечером, я ушел к себе заниматься делами…
« А как ты собирался гулять по берегу, если у неё порезана нога?» - Вадик  взаправду не представлял эту ситуацию.
« А я  весь вечер носил её на руках « - Николай произнес это, как само собой разумеющееся. У нас глаза на лоб полезли. 
Вадим заерзал на месте, как- будто сел на шило –«Тогда ясно, почему она в тебя втюрилась, какая девушка откажется от того, чтобы её все время носили на руках. Попробовал бы потаскать нормальную по росту и весу девочку, ха, ха!»
«Мужики, я вам рассказываю, как все было.  Ничего не сочиняю, не хотите верить, не верьте.  Я ведь  могу и не рассказывать» - Коля не на шутку обиделся.
Мы с Вадиком попросили не прерывать рассказ и сказали, что всему верим, пусть не обижается. 
Николай немного подумал и продолжал…

…Придя вечером к Веронике в палатку, хотел чмокнуть в щечку.  Но от волнения промахнулся и уткнулся  в ухо.  Она звонко рассмеялась, видя мою неловкость, и сама крепко обняла и поцеловала.  Ребята, у меня под лопатками зашевелились крылышки!
Я не верил своим глазам, она дала понять, что я ей тоже нравлюсь! Вы будете смеяться, но я носил её на руках, не уставая, весь вечер. Мы болтали обо всем и целовались, целовались, у меня просто онемели губы. Она все спрашивала, не устал ли я носить её.  
А я только крепче обнимал и все ходил вдоль берега и молил,  чтобы вечер не кончался. Догулялись до такой степени, что  Вероника почти засыпала на руках, и я понес её в палатку, положил полусонную, туда, где было её место. Девчата не спали и исподтишка подглядывали за нами с любопытством и все время переглядывались  друг с другом. Вероника, ни капельки не стесняясь своих подруг,  поцеловала меня,  шепнув на ухо, что встретимся завтра. 
Я всю ночь просидел на берегу, переживая свалившееся  на меня нежданно - негаданно такое счастье. Сидел и  все поглядывал на  Вероникину палатку, стоящую вдалеке, мысленно охраняя её сон.

Часов в шесть утра раздался звонок сотового, начальник цеха завода, где я работал мастером, сказал, что на заводе серьезная авария, и я должен срочно приехать на работу. Прокравшись в палатку, боясь разбудить девчат, я скороговоркой объяснил Веронике ситуацию. Она обнимала и  целовала,  говорила, чтобы я был за неё спокоен, все будет хорошо, будем часто перезваниваться, а после спартакиады договоримся о встрече. Я попросил меня не провожать, чтобы никого не разбудить,  ушел за вещами и направился к станции. Вечером мы созвонились, она сказала, что без меня скучно, но у них тренировки, и они немного отвлекают от грустных мыслей. 
Звонили друг другу еще несколько дней, а за  день до того, когда лагерь должен  был уезжать в Москву, на мой телефон все время поступало сообщение, что абонент недоступен. И все попытки  набрать номер Вероники были безуспешны.
А от нее звонка я  так и не дождался. Потом колотил себя по дурной башке, что не взял ее домашний адрес,  просто как ребенок играл с игрушкой, а серьезные мысли  даже не пришли в голову. Вы знаете, если бы до этой встречи у меня не было девушек, которые пропадали, как только обменивались телефонами, мне бы  в голову  и не пришла мысль, что Вероника раздумала со мной встречаться и только весело проводила время. Я думал, что и её подруги сыграли какую-то роль при этом, наверное, отговаривали, говорили, что мы с ней совершенно разные люди. Позже пришла мысль, что она, может, сразу поменяла СИМ-карту в телефоне, чтобы я не надоедал звонками. А потом еще, я уже привык не обижаться на девушек за такие поступки, насильно мил не будешь! Ну, вот и все…
«Коля,  твоя сегодняшняя жена, значит, не она? Ты сам сказал, что тогда не был женат» - Мне  стало интересно, как он нашел свою Дюймовочку- жену, значит не все боятся влюбляться и давать телефоны. Николай продолжил…

…Да, прошло почти два с половиной года после последней встречи с Вероникой. Я как-то зашел в универмаг в своем городе и  увидел девушку, похожую издали на неё. У меня  даже екнуло сердце,  подумал, что это  точно она.  
Девушка стояла спиной ко мне и смотрела на витрину. 
Я подошел поближе, рассмотрел повнимательнее, сравнил рост, фигуру, цвет волос. Господи, да, это и есть Вероника, никаких сомнений! 
Я подбежал к ней, схватил, поднял на руки и как сумасшедший начал кружить  и  целовать  в губы, в щечки, глаза, и только шептал – «Вероника, Вероника!»  
Вероника стала вдруг от  неожиданности  кусаться и царапаться, пытаясь освободиться от объятий.  Не кричала, а только с удивлением глядела на меня и отбивалась, как могла. Только, внимательно приглядевшись, я понял, что это не она, а практически точная копия Вероники. Ну, как две близняшки, только маленькая родинка на виске у этой девушки, у Вероники её не было. И звали её Вера. Вот попал!  Все! Рассказывать, как мы стали встречаться, я не буду, это уже другая история
«Ну, не томи! Дальше то, что?» - Вадик  горел желанием узнать результат. Но Николай наотрез отказался  разговаривать о дальнейших событиях.

Долго после рассказа Николая мы  молчали и слушали плеск ночного озера, и тихий плач какой-то одинокой птицы где–то в камышах рядом с нами. 
Начали кусаться комары,  и я подумал, что завтра будет жаркий день при полном безветрии, так что можно будет хорошо позагорать и поплавать. Николай спросил, сколько на моих непромокаемых часах времени. Я посмотрел, было два часа ночи. Решили ложиться спать и поспать подольше, пока солнце не разогреет, как следует. 
Сегодня  полнолуние, луна пыталась сравняться с солнцем по яркости, распалилась так, что  стало видно, как днем. Даже противоположный берег виднелся вдалеке. В палатке было очень светло,  как-будто светила лампочка. 
Ребята заснули быстро, а я все вспоминал рассказ Николая  и думал, что Вероника  испугалась насмешек окружающих её знакомых и друзей, и решила просто не отвечать на звонки... 
Всю оставшуюся ночь сквозь прерывающийся сон, виделись какие-то двигающиеся тени на стенах палатки, слышался шорох и тихие странные звуки, похожие на плач ребенка.

А утром нас разбудил Николай, позвал  и показал истоптанный песок на берегу и мокрые полосы, тянущиеся почти до самой палатки. Следы были похожи на следы, оставляемые гигантскими черепахами из фильмов путешествий Кусто. Но откуда такие черепахи здесь, на этом озере? А может, это что-то другое? 
По крайней мере, озеро подкинуло нам для размышлений небольшую загадку.
День обещал быть жарким, солнце быстро  набирало температуру, поверхность озера превратилась в зеркало, ни малейшего ветерка, камыши затихли и с испугом ждали жары. Редкие облака и те разбежались подальше за горизонт от палящих лучей.
Природа и вся живность готовилась к температурным испытаниям. Ну, а нам чего бояться, вода рядом, когда еще так покупаешься и позагораешь! Кое-какое спиртное оставили на вечер, какой дурак пьет в жару и лезет купаться, кажется, среди нас таких не было. 
Вадик нашел моток проволоки в лесу около палаток бывшего лагеря и  решил сварганить плотик из стволов сухих деревьев. За час работы у него что-то вышло нечто подобное, и он  тут же испытал свою конструкцию, балансируя, как эквилибрист на канате в цирке.
Я посоветовал приделать жердь сбоку плота и привязать бревнышко в виде противовеса к этой жерди. Полезно бывает иногда смотреть и использовать что-нибудь из фильмов о путешествиях в дальние страны! Вадик и Николай убедились, наверное, что  одна чья-то голова  хороша, а вторая лучше. Что-то у меня с пословицами туговато, кажется все правильно, но какие-то сомнения остаются.  Я же не полиглот  какой, чтобы их все выучить дословно?
Мы с Николаем загорали под навесом и то чувствовали, как солнце давит со всех сторон.  Только Вадик все чупахался в воде и плавал на своем плоту, представляя себя капитаном крейсера.
Несмотря на наши предупреждения накинуть хотя бы футболку, он продолжал управлять своей посудиной в одних плавках и к вечеру стал похож на рака в кипящей воде. 
Стало смеркаться, повеяло легкой прохладой, стали оживать птички и насекомые, перетерпевшие зной.  
Только Вадик начинал поскуливать, как маленький щенок, не находя себе место от боли. Капитанское увлечение выходило ему боком, он сам уже излучал тепло от раскаленных плеч и спины. Мы, глядя на его мучения, предложили единственный способ, хоть как-то помочь ему. Скрепя сердцем, намекая, что это из его доли, откупорили бутылку с водкой и стали протирать обожженные места. Да, таких криков и воплей озеро и лес не слышали со времен своего существования. Вадик стонал, изгибался, как змея, пытался уползти от нас, не давая к себе прикасаться.  Но друзья, особенно настоящие, это упорные люди и привыкли доводить дело до конца. Николай прикинул остатки в бутылке, горестно повздыхал, и к счастью для Вадика, прекратил свои манипуляции по спасению обожженной кожи. 
Предложили горемыке пойти с нами к бывшему палаточному лагерю покупаться, как следует, но Вадик естественно отказался.  Мы оставили его в вертикальном положении спасаться от боли и  пошли  одни.    Оказалось, что  у нас мозгов было побольше, чем у обгорелого бедняги.   
Мы не торчали на открытом солнце,  поэтому сил и энергии было много, решили наплаваться вволю, ну просто как следует отдохнуть. Дно на том месте было песчаное, сохранились деревянные постаменты, с которых прыгали спортсменки, для купания место идеальное. 
Да и там, где были буйки, указывающие на поворот к берегу, торчал шест, как раз рядом с мощной стеной камышей. Получалась естественная заводь со спокойной водой,  независимо от условий погоды. При полной луне света было столько, что и в лесу не заблудишься, хоть читай книгу, и чего мы этого не замечали, живя в городах?
А теперь  это воспринимаем, как какое-нибудь чудо, и все кажется вокруг волшебным и таинственным. 
Николаю пришла в голову мысль посоревноваться в скорости плавания со мной. Хитрец, я же не “Титаник”, как он, и винты мои меньше его раз в пять, а уж о ластах и говорить нечего! Для приличия согласился, пусть потешится победой. 
Встали на старт, согнулись и по его команде прыгнули в воду. То ли я накопил на отдыхе силы или Коля дал вначале  мне фору, я потихонечку стал его обгонять. Слышал его мощные шлепки по воде где-то сзади и все прибавлял и  прибавлял ходу, откуда только прыть бралась. Может, тоже все дело в росте и  в сопротивлении воды в зависимости от него? Как бы то ни было, дистанция все увеличивалась, и до шеста около камышей оставалось метров двадцать. Мне эти двадцать метров дались уже с трудом, я все же не спортсмен и начал задыхаться от напряжения. Николай тоже пыхтел как паровая турбина и снижал понемногу темп. Может все же хитрость с его стороны? 
Я доплыл до шеста и повернул назад, уже навстречу Николаю. Проплывая мимо, не удержался и показал  язык, дразня его, а сам прибавил еще немного ходу. Николай видимо разозлился, так как зашлепал своими четырьмя веслами и громче и чаще. 
Что, притворялся, значит, и экономил силы?
Ничего, я все же ближе к берегу, еще поборемся! Хоть раз в чем-то утру ему нос!
Пока размышлял и думал о победе, не сразу понял, что шум Колиных винтов стих. 
Оглянулся и увидел около шеста расходящиеся круги  на поверхности  взбаламученной  и вспененной воды. 
Я не понял сначала, что произошло, но остановился, чтобы осмотреться и узнать, в чем дело. На секунду Коля вынырнул, что –то попытался прохрипеть, но захлебывался и опять скрывался под водой, как- будто его что-то тянуло вниз. Понимая, что что-то произошло, я поплыл к нему, хотя и сам с трудом дышал. Доплыв до шеста, я увидел в свете яркой луны, что Николай что-то делает под водой, но не выныривает. 
С поверхности  до него  не дотянуться, и  я решил нырнуть и попытаться вытащить его. 
Набрал побольше воздуха и ушел под воду с открытыми глазами. Вода на самом деле была кристально чистая, и я хорошо видел приближающийся силуэт  своего друга. 
Он все продолжал двигаться под водой, пытаясь, наверное, освободиться, но видимо что-то его держало крепко. Обхватив его сзади за поясницу, пытался поднять на поверхность,  но не получалось. Я даже не подумал, что он меня мог схватить  в горячке и не дать выплыть. 
Воздуха катастрофически не хватало, и я решил вынырнуть и глотнуть воздуха. Только отпустил Колю, попытался всплыть,  но  понял, что и мои ноги в чем-то запутались,  и первый раз в жизни испытал смертельный ужас от происходящего. Попытался рассмотреть, что держит меня и Николая,  но воздух кончился, и  вода рванулась в легкие. Уже теряя сознание, краем глаза в толще голубой воды заметил  два больших  белых пятна, поднимающихся к нам из черной глубины, и наступила темнота…

…Я очнулся оттого, что меня били по щекам и трясли, как куклу.  «Костик, очнись!  Ну, давай же!» - Голос Николая доносился, как будто издалека, еле слышно. 
Я медленно приходил в себя, в легких что-то хрипело и  клокотало, а стук сердца  отдавался ударами колокола в голове. Сквозь туманную пелену в глазах я видел огромный, багровый шар луны, какой в своей жизни ни разу не приходилось видеть. Он нависал над лесом и озером так, словно был рядом, протяни руку вверх и дотронешься до него. По крайней мере, такое было ощущение. 
Что интересно, ни одной звезды на небе не было видно, даже в противоположной стороне от луны небо было абсолютно черным. Николай увидев, что я очнулся, даже перекрестился. Что-то раньше я не замечал  религиозных наклонностей своего друга. Он прислонил меня спиной к пеньку, который валялся на берегу и сел рядом. Я различил при свете луны качающиеся макушки деревьев, маленькие волны на поверхности озера подальше камышей, но шума ветра и плеска воды  рядом с нами не слышал. Была полнейшая, мертвая тишина! 
Но ведь голос Коли я слышу, что за чертовщина, я  же живой, раз соображаю и замечаю такие мелочи! 
Я спросил его, что же с нами произошло. 
«Костя, я сам ни черта не понимаю, что случилось. - Он развел руками. -  Ноги в чем-то запутались, стал тонуть, потом увидел уже под водой, что ты стал мне помогать и все, полный отруб!  Так что тебе спасибо, спас меня»
«Коля, ты в своем уме? Я же сам запутался и  тонул,  нахватался воды,  потерял сознание, так что это не я тебя вытащил. Я  думал, что это ты мне помог » - я  и на самом деле так думал, больше никаких  вариантов  мне в голову не приходило. Единственное, я не сказал ему, что видел какие-то белые пятна в глубине. Да и зачем  говорить, может, это мне показалось от недостатка  воздуха, когда я уже терял сознание.
Мы встали и подошли к воде, от неё по песку в сторону места, где мы очнулись, тянулись две глубокие борозды, и все было истоптано. Выходило, что нас кто-то вытащил. При таком освещении разглядеть очень трудно, много теней от луны, может это и не следы ног вовсе, как нам поначалу показалось. Но что, тогда все это значило? 
Осмотревшись вокруг, мы не узнавали места, где сейчас стояли. Ни бывшей стоянки палаточного лагеря, ни нашей палатки поблизости мы не видели, но берег, озеро, лес и камыши  те же самые. Глупистика полная! Единственное, что мы нашли, и что подтверждало реальность событий, это кусок сети, в которой мы запутались, видимо, тогда при заплыве.  И на ногах остались остатки ячеек, когда мы пришли в себя. Да за камышами торчал тот самый шест, обозначающий точку поворота, и где мы запутались. Получается, что нас обоих кто-то освободил из ловушки и вытащил на берег!
Решили покричать, ведь Вадик где- то рядом, может, услышит, ночью в тишине  и в лесу и около воды всегда прекрасная слышимость.
  «Ва-ди-ик! Эге-ге-ей!» - долго я  и  Николай кричали по очереди, но никто нас не слышал, да и эха никакого не было, сколько бы мы не прислушивались. Как- то  даже непривычно! 
Но особенно не стали задумываться над этим.  Минут пять посидели молча, не зная, что еще предпринять.  
И тут мы услышали какой-то плеск где-то за камышами, но ничего пока не было  видно. Решили подойти  ближе к воде и посмотреть, что там происходит. Я подумал, может Вадик плывет к нам на наш голос или  случайные рыбаки, отдыхающие на озере. Потом вдалеке услышали женские голоса, как будто  кто-то разговаривал и приближался к нам со стороны озера, но расслышать, как следует, еще ничего не могли. Решили еще покричать, Коля  сложил рупором ладони  и стал звать на помощь, а я ему подпевал своим тонким голоском. Потом замолчали и стали прислушиваться. 
Голоса затихли, но плеск воды усилился, значит, кто-то к нам приближался. 
Ну, слава Богу, что-то прояснится скоро, мы с Колей радостно переглянулись и стали ждать. Из-за камышей показались два силуэта пловцов, направляющихся к нам. Мы замахали руками и стали их звать, хотя они уже и так к нам направлялись. Когда расстояние  до них сократилось наполовину,  мы разглядели, что плывут две девушки и, кстати, очень отлично плывут. 
Получается, Вадик теряет свою квалификацию, раз его нюх на девушек дал сбой. А может, они с той стороны озера? Далековато, однако! 
«Коля, а вдруг, пока мы с тобой купались, за это время  появились девчата- спортсменки с тем лагерем, ты рассказывал о них!» - какая неожиданная мысль у меня появилась,  умею еще соображать. Коля пожал плечами и стал пристальней разглядывать приближающихся девушек, насколько это было возможно  при багровом свете луны. Они подплыли почти до самого берега, когда одна из девушек подняла над головой руку и помахала нам, потом встала из воды по пояс. 
Коля видимо что-то увидел такое, отчего вскрикнул и побежал навстречу. Надо же, одни знакомые вокруг, только я никого не знаю, может, со второй девушкой познакомлюсь? 
Она как раз выходила из воды на берег, только незагорелая совсем, словно с Севера только что приехала, при таком лунном свете, как серебро переливается. 
Николай уже нес первую из них на руках на берег, и та тихо плакала, уткнувшись ему в шею. Вторая девушка подошла ко мне и сказала, что не надо мешать им и отозвала меня в сторонку. Я шел за ней и думал, глядя на неё, какой необычный серебристый, весь переливающийся  купальник на этой девушке, наверное, из самых дорогих современных материалов. А что, сейчас все делается для улучшения результатов соревнований, не жалеют для этого денег, это тоже бизнес, где крутятся огромные деньги.
Мы отошли недалеко и я,  кивая в сторону Николая, спросил –« Это, наверное, и есть Вероника, с которой мой друг познакомился тогда в лагере?»
Девушка кивнула головой – «Да, Вероника. А меня зовут Лиза, я её подруга и мы здесь вдвоем » 
«А как же вы не боитесь ночью вдвоем плавать по озеру?» - я искренне удивился  такому бесстрашию девчат,  и хотел сказать, что мы никого не видели на озере, когда пришли сюда.
«Вадим и не мог нас видеть,  на озере кроме вас на самом деле никого не было» - неожиданно опередила мои мысли Лиза. 
Я сразу не сообразил, что я не называл имени своего второго друга при разговоре с нею, но, может, они его видели до нас, пока мы купались и очухивались после сетей. 
Но Лиза опять удивила меня – «Костя, ничему не удивляйся, а самое главное, не надо бояться, я тебе все расскажу подробно и отвечу на все твои вопросы. Хорошо?» 
Имя свое я, кажется, тоже ей не называл, не догадался показать себя галантным, когда она представлялась мне. И почему, вдруг, я должен чего-то бояться? 
Не люблю столько загадок, давай-ка Лизок, объясни мне, ничего не понимающему туристу, что же здесь происходит. 
Только собрался задать приготовленный в мозгах вопрос, как Лиза стала говорить – « Когда вы запутались в сети, вас спасли мы.  Это Вероника все время за вами наблюдала и вовремя увидела, что вы тонете. И  это она плакала в камышах, когда Коля вам рассказывал о ней. Если бы она не следила за вами, вы точно бы пропали. Она  тут же позвала  меня на помощь. 
Первого вытащили Николая, так как он больше запутался, чем ты, а Вероника не могла одна справиться. Потом вытащили тебя и положили на песок. Когда поняли, что все будет нормально, и вы стали приходить в сознание, мы тихо уплыли. 
Нам нельзя вмешиваться в эти события, и ни в какие другие, а мы вмешались. Все должно идти своим  чередом, но Вероника сказала мне, что ей когда-то помог Николай, поэтому она должна помочь и ему. Она до сих пор его очень любит. Без нас вы отсюда не выйдете никогда, только нам известен путь, по которому надо проплыть на ту сторону.  
Костя, ты не дергайся и не пытайся спрашивать, это понять сложно, но можно. Не на ту сторону озера, а на ту сторону жизни!»
До меня с трудом, но стало доходить, что происходит что-то необычное.  Эти необычные купальники,  и она словно заранее знала, какой вопрос я приготовился ей задавать, и что значит её высказывание, по ту сторону жизни? 
Господи, мы, что неживые разве! И где же мы тогда?
«Костя, дорогой, послушай внимательно. Вы живые, пока мы вам помогаем, хотя нам запрещено вмешиваться в судьбу, я уже это говорила тебе. Это мы неживые для вас с Николаем и для всех людей. Испокон века нас называли русалками, это те, кто утонул при трагических обстоятельствах, но не был найден по каким-то причинам. Успокойся, ничего страшного для вас не происходит, Вероника вам поможет на свой страх и риск, может все выйдет так, как она задумала. Я расскажу тебе, что с нами случилось, все по порядку, время для этого есть. 
За день до отъезда лагеря Вероника позвала меня покататься на лодке по озеру. Она была очень счастлива от встречи с Колей и радовалась каждому пустяку вокруг. Мы взяли у егеря лодку, весла и поплыли кататься. Болтали, смеялись, строили планы. Вероника уже думала, как после спартакиады встретится с Николаем, она без него уже не могла представить свою жизнь. 
Доплыли до поворота, там, где озеро уходит направо за лес. Потом я села за весла, а Вероника  на корму и продолжала говорить о своем Николае. 
Неожиданно показалось черное облако, одно единственное на вечернем небе, как раз над нами. Наступила полная тишина, как перед грозой, мы решили возвращаться назад, пока не стало совсем темно. Но как раз и не успели, все произошло за секунды. Ударила молния, буквально в метре от нас, мы вскочили со своих мест, и в это время раздался ужасающий удар грома. Мы потеряли равновесие и стали падать за борт. Лодка сильно накренилась, и мы упали в воду, а лодка, опрокидываясь, со всего размаха ударила бортом нас по головам. 
Все. Больше мы ничего не запомнили. 
Нам, в отличие от вас, помочь было некому, по прошествии определенного времени, мы остались здесь навсегда.  Потом узнали, что нас долго искали, но так и не смогли найти. 
Глубина этого озера в том самом месте достигала  шестисот метров, почему это озеро и называли Глубоким. Это очень глубокая трещина в земле, и здесь чаще всего проявляются  возмущения в магнитных полях и энергетических структурах Земли.  А серебристая кожа, это защита, позволяющая нам иметь хоть какую-то видимую оболочку и предохраняющая нас от  различных полей и воздействий внешней среды предыдущей  нашей земной жизни. Получается, это такая же земная жизнь, но параллельная и очень сильно отличающаяся от вашей. В ней нет ничего телесного, все на энергетическом и полевом  уровне, но мысли, желания, остались такими же, какими были,  но возможности стали иными. О них нет смысла разговаривать, понятными они станут, когда  вы сами когда-нибудь окажетесь здесь окончательно и навсегда »
Я ошарашено молчал, не задавая никаких вопросов. 
Чего их задавать, если она читает мои мысли? 
Так значит, мы с Николаем находимся сейчас там, где решается кем-то наша судьба, сами мы ничего не решаем. А как же то, что нам всегда говорили о смерти? 
Теперь я узнаю, что нет той страшной старухи с зазубренной косой, которая собирает свою смертную жатву и которую мы до ужаса боимся. Это все придумано людьми. Просто наступает момент перехода призрачной, неуловимой границы, с болью или без боли, это не имеет  никакого значения, ты её все равно пройдешь, раз пришла пора.  
Подойдет к тебе хорошо знакомый человек, ласково скажет – « Милый друг! Ничего не бойся, ты не один!  Пришло время, один срок твоей  жизни закончился. Успел ты или не успел чего-то сделать за время его, теперь не имеет значения. Дай свою руку и иди за мной, я отведу тебя  туда, где ты все начнешь сначала в новой жизни» 
«Да Костя, так это и будет.  Примерно, таким образом и происходит, как ты думаешь, остальные тонкости несущественные.  Мы привыкли бояться  смерти только потому, что жалко терять нажитое и знать, что многое мы не успели сделать, чего бы хотелось. Тебя нет, а остальные продолжают жить. Мы считали это несправедливостью, а на самом деле все не так.  На Земле много совершенно идентичных друг другу людей, почти каждый  
живущий имеет двойников,  а то еще и большее количество. Природа подстраховалась от потери своих произведений,  даже если погибает кто-то из  нескольких одинаковых людей, остальные продолжают род, проживая жизнь,  по запасным вариантам и по совершенно другим сценариям. Для  неё важен сам факт выживания   и существования именно этой комбинации молекул и ДНК, свойственных конкретному человеку. Кому повезло, тот проживет свою жизнь, и она продолжится в детях, и так далее. Кому не повезло, значит этот вариант тупиковый, тем более, если  он  не оставил своего потомства,  цепочку именно этой жизни продолжат другие,  уже по своему пути, но для Природы результат будет все равно положительный. 
На Земле люди набираются опыта, совершенствуются в своем развитии, проживают до конца или не проживают свой отрезок жизни, основное  предназначение человека реализуется только на энергетическом и духовном уровне, после перехода в другое состояние. 
Вы замечали иногда, что в нашей жизни происходят такие вещи, которые мы просто не можем объяснить. 
Например,  случайно, где-нибудь в другом городе или даже в другой республике или области встречаешь человека, похожего на кого-то из твоих знакомых как две капли воды, или тебя  самого принимают  за своего знакомого. Но потом узнаём, что это совершенно разные люди, и они даже не знают о существовании друг друга  и, практически, никогда их  пути- дороги не пересекались, ни у них, ни у их родственников. 
Вот это и есть параллельные модификации и варианты жизни одной личности, которая не подозревает и не знает, что есть кто-то на него похожий.   
Это как запасной вариант умницы Природы и, может быть,  даже не один. Вероника узнала, что у Николаевой жены скоро будет ребенок, поэтому решила все сделать для того, чтобы вас спасти и вернуть в жизнь, где не все закончено. Вероника считает, что это будет продолжение и её жизни. Тебе сохраняют жизнь для того, чтобы Николай не казнил себя, как виновника твоей гибели, ведь ты бросился его спасать, и время твое еще не пришло»
«Лиза, я все понимаю, но это настолько все неожиданно, я  просто как во сне. А вам, что некому было помочь?» – я  не соображал, что говорю, столько всего узнал, что  даже мои мозги не воспринимали всю  информацию, какая на меня свалилась в одночасье.
«Костя, значит, у наших двойников были более уважительные причины остаться в земной жизни, чем у нас с Вероникой. 
Вот тот вариант и продолжился, а наш закончился, видимо, знал кто-то, что вы приедете на озеро и полезете купаться ночью. Здесь настолько тесные связи с вашим миром, что  видимой границы разделения причин и следствий нет. Мы и то не задумываемся, кто на самом деле определяет, где кому существовать и как. Мы здесь живем в информационном поле Вселенной, знаем, что происходит в настоящий момент и что будет потом. В земной жизни это крайне редкое явление. 
Ванга, Нострадамус и другие, это редкие случаи чтения информации, хранящейся во Вселенной»
«Лиза, а можно узнать, что со мной будет в дальнейшем, с Вадиком, с Николаем?» - со страхом я хотел узнать, что же будущее приготовило нам.
«А нужно тебе знать свою судьбу? – Лиза  помолчала и добавила.- Многим живется легче, когда не знаешь, что тебя ожидает. С моей точки зрения, это лучше, чем знать плохой прогноз. А когда знаешь, можешь натворить дел и усложнить ситуацию, но ничего не изменишь, потому что программа  уже запущена. 
У Николая родится дочь, назовут Вероникой. Вадик через год погибнет на рыбалке, в него ударит молния, когда он спрячется от грозы под дерево на берегу. 
Тебе бояться нечего, жизнь спокойная и определенная,  у тебя все будет нормально »
Нет, после этих оптимистических для меня пророчеств, сомнений возникло больше, чем было до этого. Может, Лиза успокаивала меня, чтобы я не наделал глупостей и  не пытался изменить свою собственную судьбу? Теперь что, оставшуюся жизнь жить и думать, скрыла что-то от меня  Лиза или сказала правду?  
И правда, легче не знать, что приготовила нам судьба, чем ежесекундно думать, что может произойти в следующий момент твоей жизни. 
Лиза еще рассказала о некоторых вещах…

То место, куда мы попадаем во время так называемой смерти,  не привязано к  конкретной географической точке, это как плавающая в пространстве и во времени полевая энергетическая структура, в которой мы находимся без видимых изменений определенное  время.  Нас  с Николаем Вероника и Лиза смогли вытащить и поместить в одну такую структуру,  мы сейчас в ней и находимся. Теперь дожидаемся  решения своей судьбы. 
Поэтому в традициях разных народов проглядывается практически одинаковая особенность, на какой день хоронить человека,  такое понятие, как девять дней, сорок дней  и так далее. Природа  за это время просчитывает  все варианты замены и предпринимает определенные меры по соединению разорванных цепочек взаимных связей на энергетическом уровне при потере одного или нескольких звеньев. Если за это время удается  что-то сделать для спасения, попытка может оказаться успешной.  Это  потому, что изменения в физическом и энергетическом уровне еще не произошли, и процесс может быть обратим.  Во время, так называемой клинической смерти, некоторым людям удается вернуться к жизни, благодаря мерам принятым врачами при реанимации, но, может быть, не только им, а по решению кого-то свыше, видимо считающего миссию этого человека не выполненной до конца. Ведь сейчас там, куда в конечном итоге попадает  душа человека, находится  неизмеримо большее количество  существ, чем в настоящее время  проживает людей на Земле. Все, кто когда-то жили на планете с самого зарождения жизни, теперь находятся в том месте, откуда происходит заселение Вселенной разумом.
Физически жизнь не  может распространяться, по  причинам невозможности доступа  к остальному пространству космоса из-за короткого срока жизни человека и огромных расстояний. Это просто бессмысленно. А в другом состоянии это как раз и возможно, и Природа эту возможность использует.

Лиза замолчала и сказала, что Николай и Вероника сейчас подойдут к нам,  пришла пора прощаться. И я  увидел, что те направляются в нашу сторону.
Вероника позвала нас и показала на багровую дорожку отраженного света луны в воде и торчащий шест около камышей –« Доплываете точно до шеста по этой дорожке, никуда не отклоняйтесь.  Костя плывет первый, Николай следом, не отставая ни на шаг.  Прощайте,  ребята, будьте счастливы и на это озеро больше не приезжайте, не испытывайте судьбу »

Мы зашли в воду и поплыли, почти сразу обернулись посмотреть на девушек, но никого уже не увидели на том месте, где они стояли. Я доплыл до шеста первый, как мне сказали и уже поворачивая в сторону берега, почувствовал, что ноги в чем-то запутались, и я стал захлебываться водой.  Что-то меня тянуло вниз, я успел только крикнуть о помощи и потерял сознание. Успел подумать, что Лиза знала об этом, что я  запутаюсь и погибну и, значит, только успокаивала меня.

Я очнулся оттого, что меня били по щекам и трясли, как куклу.  «Костик, очнись!  Ну, давай же!» - Голос Николая доносился, как будто издалека, еле слышно. 
Я медленно приходил в себя, в легких что-то хрипело и  клокотало, а стук сердца  отдавался ударами колокола в голове. Надо мной висела белая луна, заливая округу ярким светом. 
Я посмотрел на Николая, он тоже плохо себя чувствовал, видимо нахватался воды, меня спасая. Когда я спросил его об этом, он сказал, что он тоже тонул, как и я. Он помнит, что вытащил меня из сетей, слава богу, сам не запутался. Но вымотался настолько, что не знает, как оказался на берегу вместе со мной. 
Но, видимо, разгадка рядом,  спастись помогли, и показал на песок рядом с нами. На песке большими буквами  были написаны слова – «Коленька, я тебя люблю! Помни меня, твоя Вероника » 
Я сказал другу, что она каким-то образом сумела помешать нашей гибели. В первом  варианте, который выпал нам с самого первого раза, я не смог  помочь Николаю, весовые категории разные.   Мы, просто захлебнувшись,  утонули  оба, поэтому и попали  тогда в этот энергетический  канал. Вероника   с Лизой нам помогли и решили сделать подмену причин и обстоятельств.   
По второму  варианту  Николаю удалось меня освободить, просто он обессилел от этого и не помнил, как ему и мне  снова помогли доплыть до берега. 
Кажется пустяк, а все обернулось иначе. 
Так Вероника изменила  нашу судьбу.  
Решили с Колей покричать, позвать Вадима.  Как раз наша палатка виднелась вдалеке и еще какая-то стояла рядом с нашей, раза в два больше по размерам. Когда она успела только появиться  ночью. Несколько раз крикнули,  из палаток выбежали люди,  и мы увидели, что к нам бежит и Вадик, что-то крича на бегу и размахивая руками. Я и Коля побежали навстречу ему. 
Вадик, растерянно метался между мной и Николаем, хватал за руки, не веря своим глазам, что-то все пытался спросить и совсем нас затормошил. 
Он был какой-то чудной, кожа на плечах и спине сходила клочьями, да и щетина на небритом лице была как минимум двух, трехдневной. 
Мы с Колей переглянулись, видимо у обоих возник один и тот же вопрос, как в течение нескольких часов он мог так зарасти, тем более мои непроницаемые исправно шли и не останавливались. Да и на востоке уже брезжил рассвет следующего дня.  
«Вадик, а кто эти люди, и как они ночью добирались до озера?» - этот вопрос я задал, пока те, не спеша, приближались к нам. 
«Ребята, вы что, рехнулись,  это спасатели и несколько милиционеров. – Вадик стал даже заикаться и недоумением смотрел на нас. – Их высадили с вертолета  на следующий день. Это  я им позвонил утром, когда вы пропали,   я всю ночь  не мог вас нигде найти. Два дня  вас ищем, и с аквалангами, и лес прочесывали, всё без толку, уже сворачиваться хотели, а тут крики услышали » 
Теперь мы были в полном шоке от услышанного. 
Я крутил свои часы и так и сяк, но они исправно показывали, что шла и заканчивалась ночь нашего купания, а Вадик говорит, что прошло  уже два дня! Николай спросил,  не звонил ли  сдуру Вадик к нам домой с сообщением о нашем исчезновении.
«Я  что, идиот что ли полный, пока не проверим всё,  решили  не говорить,   я позвонил своим друзьям и попросил узнать, дома вы или нет. Ваши жены сказали, что вы в отпуске и уехали рыбачить на озеро. С милицией и спасателями я также договорился, чтобы не пугать понапрасну близких людей »
Мы похвалили Вадика за находчивость и сказали, чтобы он подтвердил спасателям , что мы перепились до чертиков.  Потом пошли купаться на спор, кто первый доплывет до другого берега. 
Вадик округлил глаза, что-то хотел спросить, но Коля исподтишка показал кулак и рот Вадика автоматически закрылся. 
Первым с нами поздоровался майор милиции, затем все остальные. Майор спросил у Вадима, мы ли это перед ними, которые пропащие, тот утвердительно кивнул. Майор по телефону тут же доложил, что двое нашлись, целые и невредимые, сейчас он будет всё выяснять.
Он привел нас в свою палатку, пригласил сесть на раскладные стулья.  Достал бумагу и предложил написать объяснительные о том, как, и что произошло с нами в эту ночь. 
Мы так и написали, как успели договориться втроем. 
Майор только закрутил головой, когда услышал причину нашего отсутствия и вопросительно посмотрел на Вадика. Тот признался, что скрыл от майора наше нетрезвое, мягко сказать, состояние и что просто испугался за нас. 
Майор прочитал нам целую лекцию, во сколько обходятся государству несознательность и пьянство таких людей, как мы.  Он рассказал, что здесь утонули две девушки, которых так и не нашли, и еще несколько человек. Тех нашли, все были пьяные  в стельку и лезли в воду, ничего уже не соображая.  Сейчас на озеро никто не приходит, все, кто побывал здесь на отдыхе, говорили о каких-то странных привидениях и звуках, о каких-то голосах, даже кто-то  видел русалок. А тут еще и мы со своими заплывами на пьяную голову. 
Мы только кивали согласно  и поддакивали, как провинившиеся школяры. Этим и смягчили души майора и спасателей, да еще предложили им вознаграждение от лица спасенных за проведенные поиски. Мы подвели майора к своей палатке и достали четыре последних бутылки водки и отдали ему. Он увидел в яме энное количество пустых бутылок, посмотрел на нас и покачал головой, видимо не представляя, как можно столько пить и потом идти купаться. 
Мы пошли отдыхать в свою палатку, а спасатели и милиция оприходовать спиртное, пусть  для них эта ночь будет маленьким отпуском на природе. Вадим  не возражал против нашего решения отдать водку другим. Он нам поверил, когда и мы ему стали рассказывать, что очень крепко выпили с Николаем, когда ушли купаться без него и на спор поплыли на ту сторону озера.  Там просто заблудились и долго плутали по лесу. А часы мои просто остановились, видимо попала вода, все китайские штучки одинаковые по качеству, одна реклама. 
Решили, что  настоящую правду ему лучше не знать.

Рано утром прилетел вертолет спасателей, все собрали свои вещи и палатки. Нас тоже решили взять с собой, и мы стали грузиться. Заработали винты, и вертолет стал взлетать в сторону озера. Один из спасателей показал рукой вниз и что-то прокричал, мы с Николаем посмотрели  и увидели два серебристых силуэта, похожих на двух  рыбин с небольшой высоты, одну большую, другую маленькую, плавающих около камышей недалеко от нашей стоянки. Мы согласно закивали головами, когда спасатель развел руки в сторону, показывая, как заправский рыбак  показывает величину улова. Только мы вдвоем знали, кто нас провожал сейчас внизу. У Николая в глазах я увидел слезы, хотя он старался этого не показывать. Я сделал вид, что ничего не заметил. Вадик настолько испереживался за нас, что придремал во время полета и сладко причмокивал во сне, может быть, целуя по очереди своих амазонок, которых он в этот раз так и не нашел. Лучше бы Лиза не говорила мне, что его ожидает, было бы легче. Сам напросился, теперь вот живи с этим.  Коля сказал, что тоже знает обо всем от Вероники.  Пусть все останется, как есть. Мы не в силах что-нибудь изменить. 
Вот так и закончился наш отдых на озере…

…Через некоторое время жена Николая пришла из поликлиники и решила обрадовать его, сказав ему, что она беременна. 
Николай, забыл, что осведомлен об этом больше своей жены, брякнув, что будет девочка, чем удивил свою жену, но выкрутился из щекотливой ситуации. 
Вадик через год поехал на рыбалку, и его убило молнией, так что Лиза оказалась права, все сбылось. 
У меня все нормально и в семье и на работе, об остальном я решил не задумываться, страх перед смертью остался все равно, но уже не такой панический, как был раньше. Раз где-то есть еще жизнь, а может быть и не одна, бояться не стоит, да и глупо.  Нужно жить и здесь и там полной и интересной жизнью, раз уж нам её подарил Господь и продолжает дарить и после завершения земного периода. Если чего и случится со мной, или придет время уходить из этой жизни по старости, я знаю, что дальше будут жить другие, похожие на меня. Моя цепочка молекул и ДНК никогда не прервется. 
Ничего не заканчивается в Природе.  Ведь жизнь придумана не зря, какой-то смысл в ней есть!
Еще столько солнц во Вселенной, вокруг которых  крутятся планеты, похожие на Землю и ждущих нас с вами!  
Все  только начинается, и все у нас еще впереди!
     

Всего голосов за эту статью: 0

Количество просмотров - 669
За сегодня - 104

Также Сочиняю:

Сова  Сонный асфальт до дорогиФонарь ,искрит мокрый снег,Я ухожу, уставшие ногиГудят, переходят на бег… Вечер уже пришелС круглою...
еще один миг   когда тебе не суждено понять меня,принять в свой разумоткрыв глаза смотреть на мир,реальным ,трезвым твердым взглядоммне...
Стань автором

Или войдите через...

Наш журнал
уже подписались 700+ человек